Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Три проблемы на троих: как Россия, Иран и Турция поделят Сирию

В четверг в Сочи состоится встреча президентов России, Ирана и Турции по Сирии. Стороны готовы перейти к политическому урегулированию в стране, но камнем преткновения остается ситуация в Идлибе, где сохраняется присутствие радикальных исламистов. В отношениях с Турцией России также приходится решать сложный вопрос с курдскими формированиями, которые находятся буквально под прицелом турецких военных. Переговоры осложняет и неопределенность с выводом войск США из Сирии.

На повестке дня встречи стоят три вопроса.

Это формирование конституционного комитета, ситуация в провинции Идлиб, где находятся вооруженные формирования террористов, а также ситуация на северо-востоке Сирии, где Турция недовольна присутствием враждебных ей курдских отрядов.

Как ожидается, обсуждение вопроса формирования конституционного комитета вызовет меньше всего проблем: Россия уже заявила, что готова занять гибкую позицию по этому вопросу. В состав комитета войдут 150 человек, среди них — представители власти, оппозиции и гражданского общества. Орган должен будет заняться написанием новой конституции Сирии.

Идлиб почти не виден

Главным же камнем преткновения остается ситуация в провинции Идлиб, которая станет одним из главных вопросов обсуждения, сообщил журналистам накануне глава МИД России Сергей Лавров.

В этой провинции на северо-западе Сирии до сих пор существует большой анклав террористов. Ситуация сложилась таким образом из-за того, что по мере выдавливания исламистов из других частей Сирии они смогли найти себе пристанище в Идлибе.

«Все понимают, что нельзя позволять «Джебхат ан-Нусре» (организация запрещена в РФ) укрепляться и дальше в этой зоне, где она, повторяю, сильно, практически утроила территории, которые она контролирует», — заявил Лавров.

Россия и Турция договорились о создании буферной зоны в Идлибе еще в прошлом году. Она находится недалеко от турецкой границы и имеет ключевое значение для Турции. При этом, как ранее заявляли российские представители, 70% зоны по-прежнему контролируется боевиками.

Основные силы боевиков представлены группировкой Хайат Тахрир Аш-Шам (новое название запрещенной «Джебхат ан-Нусры»).

Без решения этой проблемы стороны не могут прийти к полноценному политическому урегулированию в Сирии.

В то же время ситуация осложняется тем, что помимо террористов в Идлибе большое количество мирного населения, что исключает массированную силовую операцию в провинции. По различным оценкам, в этой провинции может находиться от 2,5 до 3,5 млн человек.

В разговоре с журналистами глава МИД России пояснил, что Москва будет поддерживать действия сирийских военных «с учетом положения международного гуманитарного права».

Лавров также дал понять, что Москва недовольна позицией западных стран, которые хотят, чтобы в Идлибе сохранились «заповедники терроризма».

Как отмечает эксперт клуба «Валдай» Руслан Мамедов, в связи с тем, что Идлиб «контролируют террористы», у властей Сирии «развязаны руки» для проведения военной операции. Однако, по мнению эксперта, Сирия могла бы подойти к решению этой проблемы не только с помощью военных действий, «но при особом подходе к тем, кого российские дипломаты периодически называют «здоровыми» силами в идлибской оппозиции».

«Конечно, такой подход требует тонкой проработки. Россия, Турция и Иран в этом плане продолжают зависеть друг от друга», — считает Мамедов.

В свою очередь, заместитель главы Ассоциации российских дипломатов и специалист по Ближнему Востоку Андрей Бакланов полагает, что вопрос ситуации в Идлибе настолько серьезен, что его нельзя будет решить за одну встречу: «Нет полной картины ни того, что там происходит, ни какие виды вооруженных формирований там присутствуют».

Курдский вопрос без ответа

Решение ситуации в Идлибе во многом связано и с другим острым вопросом сирийского урегулирования — проблемой северо-востока, где находятся курдские отряды. «Думаю, что подвижки в одной зоне невозможны без подвижки в другой», — говорит эксперт Российского совета по международным делам Юрий Бармин.

На северо-востоке также планировалось создать буферную зону, однако позиция Турции состояла в том, что контроль за ней должен осуществляться при поддержке США.

Россия выступает против этого, а сами курды, которых Турция считает врагами, готовы искать поддержку со стороны правительственных сил.

Бармин считает, что на переговорах в Сочи Россия будет стараться «продавить» именно эту линию.

«Сирийцы берут на себя военные и административные вопросы на границе с Турцией, таким образом, вопрос Курдской рабочей партии снимается сам собой. Проблема этого подхода в данный момент в том, что у курдов остается еще 20 тыс. активных боевиков в Сирии и огромные запасы вооружений, в том числе тяжелых, которые США продолжают им поставлять перед своим уходом», — говорит эксперт.

Наличие военной поддержки усиливает переговорные позиции курдов, говорит Бармин, который не исключает, что «Турции будет позволено точечно ударить по курдам в Сирии, чтобы склонить их к большой сделке с Асадом».

Эксперт центра Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик отмечает, что на данном этапе Москва и Анкара сотрудничают по вопросу курдов в рамках Астанинского процесса, однако так будет не всегда.

«Непредсказуемость событий на местах, а также темпы и масштабы вывода войск США могут вновь поднять курдский вопрос в будущем»,

— говорит эксперт.

Стоит отметить, что это первая трехсторонняя встреча России, Турции и Ирана после объявления США о выводе американских военных из Сирии. Это означает, что все три государства будут полностью отвечать за сирийскую ситуацию после ухода американских войск, хотя решение на этот счет пока еще не принято окончательно.

Глава Центрального командования США Джозеф Вотел заявил, что вывод американских наземных войск из Сирии может начаться в течение ближайших нескольких недель.

При этом американский командующий отметил, что все будет зависеть от ситуации «на местах». «Что касается вывода войск… Я думаю, что мы на правильном пути к тому, где мы хотели бы оказаться», — сказал Вотел. Он также пояснил, что вывозить из страны людей проще, чем военное оборудование. В настоящее время командование пытается разобраться с ненужными материалами и оборудованием.

Замглавы российского МИДа Сергей Рябков ранее заявил, что российская сторона настаивает на том, чтобы американские войска полностью ушли из Сирии.

Ясность с выводом войск США — это важный фактор, отмечает Бакланов, однако эксперт считает, что ситуация сложилась так, что

США «утратили весомую роль в вопросах сирийского урегулирования, став игроками второго ряда».

Жесткую позицию в отношении вывода войск США из Сирии занимает и Иран. Правда, противоречия между Ираном и Россией в Сирии в последнее время также усиливаются. Тегеран недоволен действиями в Сирии Израиля, который наносит удары по иранским объектам в этой стране.

«Политики в Тегеране все чаще отмечают также дистанцирование России от своих иранских партнеров. Так, бомбардировки израильскими самолетами позиций проиранских сил в Сирии при наличии российских систем ПВО С-300 и С-400 позволяют иранцам предположить, что такие атаки согласованы с российскими военными», — отмечает эксперт клуба «Валдай» Мамедов.

Правда, эксперт говорит, что есть и другое мнение, согласно которому Россия напротив — предупреждает иранскую сторону об ударах.

Иранский президент приедет в Сочи с тяжелым чувством — в среду в Иране произошел теракт, в котором погибли более 20 военных из элитного Корпуса стражей исламской революции. Ответственность за теракт никто не взял, однако власти поспешили обвинить группировки, связанные с Саудовской Аравией. Давление на Иран усиливают и США, которые пытаются заставить Тегеран уйти из Сирии.

Александр Братерский
ГАЗЕТА.ru

(Просмотрено 57, просмотрено сегодня 2)
Автор статьи: Irina
@Mail.ru