Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для документального фильма В.Кобякова на телеканале «НТВ» «Разворот над Атлантикой»



Вопрос: Сергей Викторович, в этом году исполняется 20 лет бомбардировкам Югославии. На Ваш взгляд, какие были основные геополитические причины у США для ведения такой массированной военной операции?

С.В.Лавров: На мой взгляд, это как раз начало того периода, когда в Вашингтоне решили, что они победили в «холодной войне», Советский Союз исчез, Россия была слабой, убеждала, что она хочет присоединиться к западным демократическим процессам, стать частью цивилизованного мира, как говорили тогдашние руководители России, видимо, считая нас в советское время нецивилизованными людьми. Но у Вашингтона появилось искушение взять ситуацию во всем мире под свой полный контроль, отходить от принципов согласования подходов к международным проблемам на основе Устава ООН и решать все возникающие вопросы таким образом, чтобы доминировать во всех регионах мира. Безусловно, югославская история была связана и с желанием продвигать НАТО на Восток, поближе к границам Российской Федерации, в этом нет никаких сомнений. Последующее развитие событий доказывает, что так оно, в общем-то, и было.

Вопрос: Как это тогда восприняли в Москве? Даже политическая элита тогда разделилась? У Вас не было ощущения, что мы можем войти в военное противостояние с НАТО из-за этой ситуации?

С.В.Лавров: Нет, мы обсуждали в то время в том числе и в ООН возможность направления миротворческой миссии, чтобы не допустить каких-либо столкновений, успокоить ситуацию вокруг Косово. Запад категорически отказывался, прежде всего, США.

Вопрос: А почему не хотели наших миротворцев?

С.В.Лавров: Потому что хотели решать вопросы сами. Им не нужна была та ситуация, которая успокоится. Им нужна была ситуация, которая развалит Югославию. К тому времени Югославия уже развалилась, но, видимо, не до конца. Не до того конца, которого хотелось Западу. И косовская авантюра была нацелена именно на это. У нас в итоге там был контингент наших десантников, но он туда вошел по нашей инициативе, по решению российского руководства, не в контексте какой-то большой международной миротворческой миссии. Я прекрасно помню, как западные представители призадумались, когда был взят под контроль аэропорт «Слатина». Слава Богу, что требования «горячих голов» в Вашингтоне и других столицах, в частности, в Лондоне, осадить русских, не возобладали, а возобладал профессионализм тех западных военных, в том числе английских, которые были «на земле». Там была история, когда наш контингент вплотную встретился с британцами, но, повторю, возобладал высочайший профессионализм военных с обеих сторон.

Вопрос: Да, там была особая история…

С.В.Лавров: Могло быть очень плохо. Еще раз подчеркну, что военные проявили себя с лучшей стороны.

Вопрос: Давайте вернемся к началу года. М.Олбрайт в своих мемуарах пишет, что на момент января 1999 г. заклинанием для американских дипломатов стала фраза «Сербы – прочь, НАТО – в Косово, беженцы – домой». Как Вы считаете, были ли у российских дипломатов еще какие-то неиспользованные варианты убедить Вашингтон отказаться от бомбардировок?

С.В.Лавров: М.Олбрайт лично обзванивала всех министров стран-членов НАТО, убеждая, призывая, а кого-то заставляя поддержать бомбардировки. Не сделала этого только Греция – единственная страна альянса, которая не только не участвовала в этой авантюре, но и осудила ее.

Что касается возможностей остановить катастрофу, мы делали все, что было в наших силах. Во многом по нашей инициативе была сформирована миссия ОБСЕ, которая развернулась в этом регионе, прежде всего, в Косово и прилегающих районах. После этого уже в начале 1999 г. несколько недель шла конференция в Рамбуйе под Парижем, где американцы пытались «протащить» свой ультиматум президенту Союзной Республики Югославия
С.Милошевичу о необходимости уйти в отставку и передать власть непонятно кому. Они пытались оформить этот ультиматум как требование всего международного сообщества. Мы не дали использовать в этих целях конференцию в Рамбуйе и отстаивали нормы международного права, которые требовали мирного урегулирования любых споров. Конечно же, делали они это и потом, в Совете Безопасности ООН.

Вопрос: Вы в тот момент работали там. Что говорили в кулуарах?

С.В.Лавров: Не только в кулуарах: там проводились и заседания, и публичные дискуссии. Безусловно, все западные страны – постоянные члены Совета Безопасности (СБ) ООН – США, Великобритания, Франция – рьяно выступали за применение силы. Их поддерживали бывшие в тот период непостоянными членами СБ ООН Канада, Нидерланды. Наиболее активно против подобного сценария и требований применить силу или одобрить ее применение в СБ ООН выступали Россия, Китай и бывшие тогда непостоянными членами Аргентина и Бразилия.

Чем все это закончилось, вы знаете. Американцев было уже не остановить. Они давно приняли решение и попытались «освятить» его через СБ ООН, а поняв, что ничего не получилось, пошли на одностороннюю агрессию против суверенного государства в нарушение Устава ООН, принципов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и в принципе всего того миропорядка, который был создан по итогам Второй мировой войны.

Сейчас это тоже проявляется. Тогда как раз начался процесс подмены понятий, и американцы взяли курс на то, чтобы разрушить международное право и заменить его некими правилами, на которых должен основываться порядок. Сейчас западные страны все больше применяют термин «порядок, основанный на правилах» вместо призывов соблюдать международное право. И разница понятна. Международное право – это результат консенсусных переговоров, а правила изобретают сами западники и требуют, чтобы все остальные им следовали. Началось это именно тогда – 20 лет назад.

Вопрос: Тогда поводом для войны, для наказания сербов стало массовое убийство в Рачаке? По крайней мере, об этом говорили американские дипломаты.

С.В.Лавров: Это был не повод, а искусственно созданный предлог. То, что это была провокация, известно давно. Об этом неоднократно говорили, писали и приводили доказательства. Убитые якобы гражданские лица на самом деле были военными, боевиками албанской освободительной армии, т.н. «Армии освобождения Косово», которых просто переодели в гражданскую форму. Уже давно известно, что это была такая «подстава». Организовал эту провокацию, к сожалению, тогдашний руководитель миссии ОБСЕ американец У.Уолкер, который, прибыв на место происшествия и обнаружив трупы, которые были, как я сказал, аккуратно переодеты в гражданскую одежду, прямо там, на месте заявил, что имел место акт геноцида. Независимо от того, что он там увидел – а увидел он там провокационно составленную инсценировку – он не имел права по своим полномочиям делать такие декларации. Выводы о том, что происходит, мог делать только Постоянный совет ОБСЕ, которому он был подотчетен и обязан был туда докладывать. В общем, он сыграл ту же самую роль, которую сейчас играют т.н. «Белые каски» в Сирии, постоянно организовывая инсценировки, которые дают Западу повод для ударов по суверенному государству.

Вопрос: Ведь был ещё доклад с экспертизой финских патологоанатомов. Вы пытались получить доступ к нему. Он потерялся, засекречен?

С.В.Лавров: Я требовал в Совете Безопасности ООН при поддержке многих моих коллег, чтобы доклад был опубликован. Его, к сожалению, нам не предоставили полностью. Но тогдашний прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии К. дель Понте распространила в Совете Безопасности ООН резюме, которое было максимально «вычищено» и звучало в целом нейтрально. Но полного текста нам так и не предоставили.

Вопрос: В начале 2000-х гг. в Международном трибунале по бывшей Югославии в Гааге пытались выдвинуть обвинения против командования НАТО: из-за гибели мирных жителей, ударов по гражданским объектам и применения боеприпасов с урановыми составляющими. Тогда этот механизм забуксовал. Есть ли надежды на возобновление международного расследования по этим вопросам?

С.В.Лавров: Мне кажется, что Запад делает и будет делать все, чтобы этого не произошло.

Что касается запрещенных боеприпасов, то сербы сами проводят свое расследование. По его результатам мы посмотрим, что можно сделать для того, чтобы это преступление не осталось безнаказанным. Повторю, я практически не вижу шансов на то, чтобы международные инстанции, где присутствует Запад и где западные голоса считаются, пойдут на это. Они сделают всё, чтобы этого не произошло.

Вот Вам пример: в 2010 году швейцарский парламентарий Д.Марти опубликовал доклад, вскрывший чудовищные факты преступлений боевиков Освободительной армии Косово, которые похищали людей и затем использовали их для незаконной торговли человеческими органами. По итогам этого доклада мы не позволили «замять» данную проблему. Была организована очень серьёзная кампания с требованиями расследовать и наказать тех, кто занимался подобными преступлениями. После очень долгих споров и пререканий Запад всё-таки был вынужден согласиться на то, чтобы заставить косовское руководство дать согласие на создание специального суда по расследованию преступлений, описанных в докладе Д.Марти. Суд был формально создан, но уже несколько лет не функционирует. Был назначен прокурор, кстати, американский гражданин. Американцы сделали всё, чтобы этот пост «отошёл» гражданину США. С тех пор прокурор уже менялся дважды, сейчас работает третий (опять американец) и не выдвинуто ни одного обвинения. Я даже сомневаюсь, что расследование идет каким-либо внятным образом. Так что, Запад будет заметать «под ковер» те факты, которые уличают его и его подопечных в преступлениях против человечности.

Сама операция, когда бомбили Сербию, осуществлялась с грубейшими нарушениями всех принципов международного гуманитарного права, потому что бомбили чисто гражданские объекты. Например, известен случай, когда  ударам натовской авиации был подвергнут проходящий по мосту пассажирский поезд. И уж совсем за всякие рамки выходит бомбардировка телевизионного центра. Сейчас это тоже «аукается» – тот опыт пытаются использовать, когда называют отдельные средства массовой информации не СМИ, а «инструментами пропаганды». Именно так, кстати, во Франции называют «Раша Тудэй» и «Спутник», им запрещают появляться на мероприятиях, где аккредитованы другие СМИ. Именно тогда начиналась линия на обвинение журналистов со стороны ряда СМИ в том, что они являются «рупором пропаганды» – именно так объясняли необходимость ударов по телевизионному центру в Белграде.

Вопрос: Но тогда досталось и Китайскому Посольству…

С.В.Лавров: Думаю, что там всё-таки была какая-то случайность, но до конца не уверен.

Вопрос: Как повлияли бомбардировки Югославии 1999 года на дальнейшее развитие событий в мировой политике?

С.В.Лавров: Она в общем-то ничему Запад не научила, если он, конечно, хотел учиться, в чём я сомневаюсь. Урок, если и был извлечен, то со знаком минус, потому что вскоре после 1999 года в 2003 году было принято решение о вторжении в Ирак под надуманным предлогом – обладание Ираком химическим, биологическим оружием. Да и по ядерному оружию были попытки подвергнуть сомнению доклад, который подтверждал отсутствие такового в Ираке. Вот – агрессия против ещё одной суверенной страны. Страна разрушена. Сейчас её с трудом собирают в единое целое, но проблемы остаются. Счёт убитым с 2003 года идёт на сотни тысяч – здесь нет никаких сомнений.

После этого, в 2008 году Запад, следуя той же линии, пытаясь оправдать свою агрессию против Югославии, признаёт в одностороннем порядке независимость Косово, хотя каких-либо причин для того, чтобы прерывать шедший под эгидой ООН переговорный процесс между Белградом и Приштиной не было. Никто ни на кого не нападал, а заявления Запада о том, что они вынуждены признать односторонне провозглашённую независимость Косово, потому что албанцам в Косово угрожают сербы, – абсолютно были надуманными и беспочвенными. Линия  на подрыв международно-правовых условий продолжалась и в 2011 г., когда, грубо исказив резолюции СБ ООН, натовцы осуществили агрессию против Ливии. В этом случае страна оказалась разрушенной, как и Ирак, но «собрать» её до сих пор не получается, здесь очень много проблем.

Результатом всех этих авантюр были всплеск международного терроризма до небывалых масштабов, организованная преступность, наркотрафик, нелегальная миграция…

Вопрос: Это Вы про Косово?

С.В.Лавров: Нет, я имею в виду результаты всех авантюр, в том числе и на Ближнем Востоке. А в Косово сейчас руководят люди, которые в грош не ставят даже очень робкие советы, которые им пытается давать Запад о необходимости нормализации отношений с Белградом. Евросоюз многие годы пытался выступать посредником. Однако, достигнутые договорённости, которые каким-то образом, в качестве первого шага были направлены на обеспечение прав сербов в Косово, Приштина полностью игнорирует, и Евросоюз в ответ проявляет полную беспомощность.

Несколько дней назад, в первой декаде марта Приштина опубликовала свою переговорную платформу, которая является ультиматумом и гласит, что без каких-либо условий должна быть полностью признана независимость Косово, а сербы не имеют и не могут иметь прав влиять на решение этого вопроса. В Вашингтоне это «проглотили». Даже думаю, что в Вашингтоне скорее всего стоят за этим неприемлемым шагом Приштины. Европа пока молчит, но думаю, что едва ли она сможет изменить позицию, которую сейчас совершенно аррогантно заняли руководители, сидящие в Приштине.

Начатая тогда полоса авантюр продолжается и сегодня. Видно, как всё больше и больше укрепляется линия на подмену универсального международного права правилами, придуманными в интересах исключительно США и их союзников. Надо ей противостоять.
МИД Российской Федерации

(Просмотрено 25, просмотрено сегодня 1)
Автор статьи: Irina
@Mail.ru