Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Defence24: отсутствие контактов с Россией — это поражение, а не успех для Польши

«В Польше мы имеем тенденцию к чрезмерному восприятию российской угрозы в военной категории, но мы не замечаем гибридный аспект. Тем временем гибридные действия уже имеют место, а военные — пока что лишь потенциальны. Одновременно нельзя пренебрегать военным потенциалом, которым обладает Москва», — обращали внимание эксперты и политики, которые встретились в четверг на конференции в Варшаве, организованной Фондом Stratpoints, сообщает портал Defence24.

По мнению бывшего посла Польши в Москве Катажины Пелчинской-Наленч важно то, чтобы о российской политике в отношении Польши пытались мыслить с точки зрения Москвы. «Не для того, чтобы ей поддаваться, а чтобы формулировать адекватный ответ», — отметила она. При этом дипломат подчеркнула, что для российской точки зрения характерны три черты: признание военных ресурсов ключевым фактором во внешней политике, восприятие безопасности очень традиционным путём, в котором Россия должна быть окружена дружественными странами, потому что иначе она чувствует себя под угрозой, а также «одержимость Америкой» — то есть признание Вашингтона главным оппонентом, а членов НАТО — лишь продолжением американской империи, а не суверенными игроками.
По мнению Пелчинской-Наленч, Польша для Вашингтона — это как Минск для России. Но при этом Россия не намерена завоёвывать новые территории — её приоритет в том, чтобы влиять на принятие решений и разбивать единство Запада.
Она также предостерегла, что способ военного воздействия России основывается на том, что она не наносит удар не по главному оппоненту — то есть США, — а по периферии, где нет риска прямой конфронтации с Вашингтоном. Примером таких действий выступает Украина, Сирия и Венесуэла. По мнению Пелчинской-Наленч, очень опасной стала бы такая ситуация, в которой Россия стала воспринимать Польшу как место такого типа.
Замглавы Фонда Stratpoints генерал Ярослав Стружки убеждал, что не стоит приуменьшать военный потенциал России. Хоть Москва и не реализует на все 100 % планы модернизации армии, она всё-таки продолжает принимать в эксплуатации восемь вертолётов в месяц, в то время как в Польше приём в эксплуатацию новой техники занимает годы.
В свою очередь посол Томаш Хлонь, который руководит бюро НАТО в Москве, оценил, что в 2014 году президент России Владимир Путин просчитался — он не ожидал, что Североатлантический альянс будет сохранять единство в отношении Москвы. «Для меня то, что Москва пытается сделать на натовском направлении, — это «стратегия щелкунчика». Она пробует дождаться того момента пока НАТО, как спелый орех, станет настолько слабым, что будет достаточно одного движения, чтобы он раскололся. Оказывается, однако, что этот орех крепок», — убеждал посол.
С другой стороны, бывший глава Службы военной контрразведки генерал Януш Носек напомнил, что Россия — сосед Польши и будет им оставаться и дальше. «Следовательно, мы должны как-то строить отношения, потому что конфронтация не служит ни соседям, ни Европе, ни Североатлантическому альянсу», — заявил генерал. Он также убеждал, что западные союзники ожидают от Польши, что она станет мостом, соединяющим их с Россией, а не будет оставаться лишь её крепостной стеной. Носек оценил, что отсутсвие контактов с Россией является не успехом для Польши, а её поражением.
А бывший президент Польши Бронислав Коморовский убеждал, что Польша должна думать о принадлежности к западному миру во всех направлениях, а не только выборочно.
«Польша с её географическим положением, возможностями, стремлениями, но и ограничениями, по сути, может быть либо европейской, либо московской. В этом кроется дилемма того, насколько глубоко мы должны интегрироваться с западным миром, если мы хотим, чтобы у нас была безопасность, если мы не хотим быть московскими. По моему убеждению, в национальных интересах Польши — чтобы в процессе интеграции с западным миром окунуться в него полностью — в политическом, экономическом и военном измерении», — подчеркнул он.
При этом Коморовский отметил, что НАТО ещё не построило стратегию ответа, которая дала бы возможность не только реагировать, но и проводить предупредительные действия, которые сдержали бы Россию. По мнению Коморовского, это могло бы стать важной частью политики Польши.
Бывший министр обороны Польши Томаш Семоняк подчёркивал, что Польша первая в НАТО предупредила о российской угрозе, когда альянс в начале десятилетия искал себе новое предназначение, осознаваяо, что скоро наступит конец начатой в 2001 году операции в Афганистане. «Наш успех заключался в том, чтобы убедить западный мир в том, что российская угроза — это проблема номер один», — резюмировал бывший министр обороны.
(Просмотрено 81, просмотрено сегодня 1)
Автор статьи: AMD
@Mail.ru