Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Глава МИД ДНР: Киев на переговорах озабочен лишь интересами олигархов

Несмотря на смену власти в Киеве, переговоры между Украиной и ДНР не сдвинулись с мертвой точки. Есть ли шанс на прекращение блокады Донбасса, как именно она началась и кто в ней виновен — в интервью главы МИД ДНР Натальи Никаноровой.

— Наталья Юрьевна, в последнее время медиапространство Украины наполнилось мгногочисленными заявлениями Владимира Зеленского. Самое пристальное внимание приковано к тем из них, которые касаются ситуации в Донбассе и прежде всего — возможности снятия экономической блокады региона. Как республики оценивают это предложение или даже скорее требование, которое озвучил президент Украины?

— То условие, которое выдвинул президент Украины для снятия экономической блокады Донбасса, — это очередное подтверждение того, что украинские власти заботятся в первую очередь не о нуждах граждан, а об интересах крупного бизнеса. Озвученное господином Зеленским требование о том, что снятие блокады возможно в обмен на возврат предприятий олигархам дает очень предметное понимание: новоизбранный руководитель Украины — не президент от народа.

— Сейчас представители Украины любят говорить о том, что блокады Донбасса вроде бы и не было никакой. Хотя совершенно очевидно, что никаких связей между Украиной и республиками сейчас практически не осталось. Как вообще происходил этот разрыв?

 Заявления украинских властей о том, что блокады якобы никогда и не было, — это очередное подтверждение их крайнего лицемерия.

Руководство Украины поступательно делало все для тотальной блокады республик и отрыва Донбасса от Киева

В июне 2014 года Киев обязал прекратить работу учреждений и организаций, которые находятся в районе проведения «антитеррористической операции». С октября 2014 года был введен порядок постановки на учет внутренне перемещенных лиц, по сути, официально разделивший граждан Украины на «своих» и «чужих». С ноября 2014 года были остановлены все социальные выплаты, прекращено банковское обслуживание и деятельность государственных предприятий. В январе 2015 года была введена пропускная система, обусловившая огромные очереди на КПВВ, что в результате вызвало прогрессирующую коррупцию, негуманное отношение к ожидающим, а также многочисленные случаи смертей пожилых граждан на пунктах пропуска.

Кульминацией процесса стали акции украинских националистов, проводившиеся с начала 2017 года. Блокирование транспортного сообщения с республиками под лозунгом: «Нет торговле с террористами!» началось 16 февраля с перекрытия автомобильных путей и установки блокпоста в районе поселка Золотое. 27 февраля руководство республик потребовало от украинской стороны принять меры для снятия блокады. Задержки с поставками угля вызвали на Украине рост тарифов на электроэнергию. 4 марта началась железнодорожная блокада. 14 марта силами СБУ блокада была снята, а участники разоружены. Но уже на следующий день, 15 марта, СНБО Украины объявил о полной остановке транспортного сообщения с республиками. Таким образом, блокада была официально возглавлена украинскими властями, прогнувшимися под давлением радикалов. С этого момента разрыв между республиками и Украиной усугубился многократно. С апреля 2017 года прекращена поставка электроэнергии сначала в ЛНР, а с июля поставки электричества республикам прекращены полностью.

В этих условиях введение 1 марта внешнего управления на предприятиях, принадлежащих украинскому бизнесу, стало жизненной необходимостью

— То есть если бы власти республики не приняли решения о введении внешнего управления, то последствия были бы крайне серьезными?

— Безусловно. Напомню, что Киев ввел блокаду не только в сфере торговли. Еще катастрофичнее было прекращение поставок сырья и вывоза готовой продукции. Металлургия и угледобыча — отрасли непрерывного цикла, остановка которых ведет к авариям, техногенным катастрофам и полной остановке производства без возможности их перезапуска и восстановления. Более 100 тыс. человек и их семьи могли остаться без средств к существованию. Внешнее управление было экстренной, вынужденной мерой, которая спасла людей и промышленные мощности. И это совсем никак нельзя назвать национализацией. Юридически эти предприятия остаются в собственности украинских олигархов, которые, как ни странно, поддерживали Порошенко и его решение установить блокаду. И за эти годы ничем не помогли ни своим предприятиям, ни рабочим и инженерам, труд которых эксплуатировали десятилетиями.

— Обсуждается ли вопрос снятия экономической блокады в Минске как на основной площадке для урегулирования конфликта?

— Естественно, представители республик раз за разом поднимают на заседаниях в Минске вопрос выполнения экономических пунктов комплекса мер, в первую очередь возобновления выплаты пенсий, погашения задолженности по заработной плате, восстановления социальных и экономических прав и свобод граждан. Для нас самое главное — это люди, их благополучие и спокойная, мирная жизнь. Однако в ответ на наши призывы приступить наконец к продуктивным переговорам, благодаря которым можно было бы помочь восстановить права граждан, мы слышим от Киева только одно — шкурный интерес вернуть предприятия. При этом украинские переговорщики совершенно игнорируют свои обязательства перед жителями Донбасса. Это ярко иллюстрирует, что украинским властям безразличны судьбы людей, проживающих в республиках, а все, что их волнует, — это территории, предприятия и доходы.
ТАСС

(Просмотрено 11, просмотрено сегодня 1)
Автор статьи: Irina
@Mail.ru