Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

«Территория» предложит москвичам пересмотреть табу на детскую сексуальность

Проводимый в Москве на деньги либерального олигарха театральный фестиваль грозит обернуться новым скандалом

Фонд «Территория» распахивает в Москве двери своих сценических и дискуссионных площадок в рамках проводимого уже в четырнадцатый раз одноимённого театрального фестиваля.

Уже не первый раз за год этот фонд, финансируемый либеральным миллиардером-плейбоем Михаилом Прохоровым, привлекает к себе самое пристальное внимание общественности. Темой летних экзерсисов подопечных «Территории» на «Тавриде» стала проблематика конституционных свобод граждан России, выразившаяся в публичном зачитывании избранных статей Конституции и плавно перешедшая в гомоэротические поцелуи молодых людей прямо на сцене. Дело закончилось очень громким скандалом и расторжением «Тавридой» всякой связи с «Территорией».

Михаил Прохоров. Фото: mihailprohorov.ru / GloballookpressСвойства

Московские власти даже воздержались от привлечения фонда к сотрудничеству в рамках Дня города. В 2018-м «Территории» было отдано несколько театральных площадок для раскрытия таких тем, как социальный переворот и гражданская война в преломлении «апостола революции» Маяковского и гомоэротическое одиночество через фигуру легендарного импресарио Дягилева.

В 2019-м, хотя фонд городских площадок для своих спектаклей не получил, разработанные им технологии публичных представлений выплеснулись на улицы в ходе летних протестных выступлений и беспорядков. Картинка «Девочка зачитывает Конституцию России ОМОНу» стала хитом сезона.

А осенью «Территория» вторглась в Москву целой международной коалицией с очередным ярким фестивалем. Чего тут только не будет! И спектакль «Цинк», поставленный покойным Эймунтасом Някрошюсом по произведениям нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, вызвавшей в своё время ничуть не меньшее возмущение ветеранов-афганцев, чем скандальный фильм Павла Лунгина «Братство». И постановка трагедии Сенеки «Октавия», совмещённая с публичным чтением эссе Льва Троцкого о Ленине, осуществляемым на голове… Ленина. И традиционно не упускаемая тема сочувствия к обездоленным мигрантам и жертвам колониализма – «Сайгон» Каролин Нгуен и «Xenos» Акрама Хана. Ну и, конечно, театр нагого афедрона – куда ж без этого.

Центральной темой публичной программы этого фестиваля станет тело человека. Эта тема – будь то проблема социальных табу и запретов, свободы тела, физических травм, танцевальные практики, связи тела и голоса – тем или иным образом заложена в спектаклях фестиваля или как-либо с ними связана.

Соответственно, телесность будет и обсуждаться в дискуссиях, и обильно демонстрироваться во всех видах. В «Косом дожде» Гильерме Ботело и «Вакууме» Филиппа Сэра будут блистать афедроны мужские, для мужской части театральной публики. В спектакле «Соло», возможно, ненадолго обнажится и знаменитая американская танцовщица Мег Стюарт.

Зацикленность «модернистского» театра на теле и телесности совершенно понятна. Ведь он всё больше лишается своей литературной основы. Куда ушли времена античной или классицистической трагедии, когда зрители в напряжённой тишине могли часами наслаждаться поучениями софокловского хора или пространными монологами расиновских героев?

Зритель, который может в уме связать хотя бы три строчки, теперь редкость, и обычно на такие спектакли не ходит. А оставшихся приходится покупать телесностью. Что же является высшим выражением телесности как таковой, отчуждённой от всякого духа, если не голый зад?

Тот театр, который несёт российскому зрителю (и прежде всего за пределами столиц) «Территория», – это театр спускания штанов. Причём экспериментальность тут касается в основном формы.

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

«Содержание же для нашего креативного класса – более чем ретроградное и традиционное: нападки на государство, «проклятая Россия – страна несвободы», гомосексуализм, всевозможная толерантность. Всегда один и тот же бесконечный текст, написанный на голых задницах», – писал я летом.

Однако было бы ошибкой полагать, что на сей раз «Территория» не порадует московских зрителей чем-то новым. Напротив, у XIV фестиваля есть своя, с позволения сказать, изюминка. Это проблема детской и подростковой телесности и связанных с ней табу.

«В рамках XIV Международного фестиваля-школы современного искусства «Территория». Перед спектаклем Мило Рау «Пять лёгких пьес» подростковый психолог и театральный педагог Амир Тагиев раскроет тему своей лекции через призму своих театральных занятий по Михаилу Чехову, расскажет на примерах из своей практики о том, что такое понимание тела и его свобода. Лекция «Подростковое тело в искусстве, театре, социальные табу». Амир Тагиев – подростковый психолог, создатель детского лагеря «Кавардак», руководитель театральной лаборатории лагеря, выпускник международной академии Михаила Чехова (Берлин), бизнес-тренер, 13 лет руководил подростковым театром-студией «Подвал». Время проведения: 14 октября с 18.00 до 19.30».

Проблема подростковой телесности и отношения к ней в театре, безусловно, важна, скажу как ребёнок, вышедший на сцену в девять лет, пусть и на несколько секунд. Однако слово «табу» в современном модернистском контексте имеет вполне отчётливое значение: это иррациональный социальный запрет, который нужно преодолеть. Другого отношения к табу современная модернистская культура просто не знает.

И вот когда нам говорят о табу в связи с подростковой телесностью, то нет никаких сомнений в том, что обсуждаться будет вопрос показа на сцене обнажённых подростков, раскрытия средствами театра подростковой сексуальности и всего, что опасно балансирует на грани темы педофилии. А точнее, стремительно перепрыгивает за её грань.

«Пять легких пьес» Мило Рау — это спектакль, одной из центральных тем которого является сотрясший Бельгию в конце 1990-х чудовищный скандал, связанный с деятельностью педофила и истязателя Марка Дютру, который, прикрываемый бельгийской оргпреступностью и при странной пассивности властей, развернул бизнес по похищению и изнасилованию перед видеокамерой (так называемое «снафф-видео») маленьких девочек, некоторые из которых были закопаны живыми или умерли от голода. Скандал вокруг Дютру свалил бельгийское правительство и заставил бельгийцев усомниться в том, что смертная казнь справедливо отменена, и тем не менее спустя несколько лет маньяк попытался добиться досрочного освобождения.

Ничего, кроме омерзения и отвращения, дело Дютру вызвать не может. Однако тот контекст, в который ставятся юные актёры в посвящённом ему спектакле, откровенно провокативен.

Выполняя пять простых упражнений вместе с профессиональными артистами (разыгрывая короткие сценки, читая монолог на камеру), юные актёры примеряют на себя разные роли: одной из жертв, полицейского, отца Марка Дютру, родителей убитой девочки… постановка исследует границы того, что общество позволяет знать и делать подросткам. Что мы чувствуем и думаем, когда смотрим на то, как они разыгрывают эти сцены? И что это говорит нам о наших собственных страхах, надеждах и табу?

Никаких подлежащих «исследованию» границ тут, конечно, нет. Детей нельзя похищать, насиловать, пытать. Тех, кто это делает, до конца жизни нужно держать под замком в одной камере с теми, кто платит за подобные видео. Лучше бы их просто казнили, если бы была гарантия справедливого суда и точного доказательства вины. Тут банально отсутствует тема для разговора, а если «обсуждение» начинается, и начинают звучать слова типа «табу», то значит, перед нами расшатывание социальной нормы, направленное с той или иной скоростью на легализацию педофилии.

В этом и состоит дерзкая гениальность Рау. Ни разу не подвергая опасности спокойствие и невинность юных актёров, он вплетает в эту извращённую игру очень сильные метафоры,

– пишет французская Soir.

Если даже французскому обозревателю игры Рау кажутся «извращёнными», то можно представить себе ощущения нашего зрителя.

«Когда ребёнок повторяет грубое слово, невзначай произнесённое взрослым, мы испытываем неловкость, узнавая в нём себя. Что и говорить о представлении, в котором дети воспроизводят – и так талантливо – наши ошибки, поражения, трагедии, воссоздают нашу тёмную сторону? Это пощёчина взрослым, построившим чудовищный мир, который способен породить таких, как Дютру», – судя по этой цитате La Libre Belgique, «извращённая игра» заходит достаточно далеко.

Фото: Ekaterina Tsvetkova / Globallookpress

Появление такой тематики в Москве осенью 2019 года не удивительно. Прогрессивная общественность вся, как один, вписывается за «блогера Синицу», публично высказывавшего пожелание, чтобы сотрудники правоохранительных органов получали снафф-видео со своими детьми. Если в защиту этого изверга составляются публичные петиции, и кто-то требует его освобождения, значит, в нашем обществе уже расшатаны некоторые очень важные табу, и «Территория», чуть-чуть пошатав табу летом в Крыму, намеревается продолжить это делать здесь, в Москве. И через год-другой мы уже обнаружим дискуссии на темы «а если дети согласны», «а если им нравится», «а если это игра», «а жизнь всякого ли ребёнка абсолютно ценна» и так далее.

В общем, московские власти могут гордиться культурным расцветом столицы. Пока город обновляется, и в нём сносится всякое ветхое «старьё», прогрессивные театралы раскрывают тысячам начинающих «Синиц» новые горизонты. К двадцать четвёртой «Территории» стишки «к нам в детсадик приходил зоонекропедофил» могут оказаться высокой консервативной поэзией – реальность уйдёт далеко вперёд.
ЦАРЬГРАД

(Просмотрено 96, просмотрено сегодня 1)
Автор статьи: Irina
@Mail.ru