Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Ложь «Штрафбата». Что на самом деле представляли собой штрафные части?

В 2019 году исполнилось 15 лет со дня первого выхода на экраны телесериала «Штрафбат». Картина Николая Досталя, снятая по сценарию Эдуарда Володарского, по сей день регулярно демонстрируется различными телеканалами, в том числе и в дни государственных праздников.

Поразительно, но многими «Штрафбат» воспринимается как «тяжелая правда» о войне. Кажется, что в это поверили и сами авторы. Несколько лет тому назад режиссер Досталь обратился с открытым письмом к Генеральному директору ВГТРК Олегу Добродееву по поводу демонстрации «Штрафбата» на канале «Россия». Ему не понравилось то, что из картины был вырезан ряд сцен сексуального характера, а также убраны некоторые ругательства. Досталь заявлял, что он испытал «чувство горечи и стыда за такую грубую, мелочную и ханжескую цензуру».

 

По какой причине режиссер и сценарист не испытали чувства горечи и стыда за собственное произведение, неизвестно. Между тем авторы переврали историю штрафных подразделений Красной армии чуть более, чем на 100 процентов. Неправда начинается уже на этапе замысла. В интервью изданию «Труд» господин Досталь в свое время заявлял: «Прочитав первые страницы, я понял, что от такого материала отказаться просто нельзя. К тому же я вспомнил, что мой отец не только прошел войну, но и был в плену. Из немецкого лагеря чудом не попал в советский».

Пришла пора ответить несколько ключевых вопросов, связанных с темой штрафных подразделений Красной армии.

Правда ли, что спасшихся из плена отправляли штрафные части?

Согласно опубликованным официальным советским документам, к 1 марта 1946 года, когда основной поток советских военнопленных прошел фильтрацию после возвращения на Родину, ситуация выглядела так: 281 780 человек (18,31%) были направлены к месту жительства, 659 190 (42,82%) зачислены в списки воинских частей, 344 448 (22,37%) включены в состав рабочих батальонов, 27 930 (1,81%) оставались в фильтрационных лагерях и 226 127 (14,69%) были переданы в распоряжение НКВД.

Лица, отправленные в воинские части и рабочие батальоны, спустя некоторое время демобилизовывались и возвращались домой. В отношении лиц, переданных НКВД, продолжалась дополнительная проверка относительно их сотрудничества с гитлеровцами. Далеко не все из этого числа в итоге оказались в советских лагерях. А многие из тех, кто туда попал, получили по заслугам. Это не исключает, конечно, возможности принятия ошибочных решений в отношении тех или иных лиц.

Но ни о каком «чуде», про которое рассуждал автор «Штрафбата», и речи быть не может — абсолютное большинство советских военнопленных не подвергалось преследованию со стороны сотрудников НКВД.

Сколько вообще людей было в штрафных частях?

Оспаривать подвиг людей, честно воевавших в штрафных ротах и батальонах, было бы несправедливо. Но есть довольно красноречивые факты. За весь период Великой Отечественной войны через службу в Красной армии прошли 34 476 700 человек. Из них в штрафных частях служили менее 430 тысяч человек. То есть штрафников в Красной армии было менее 1,5 процента. Уже по этим показателям можно судить о том, сколь серьезной была значимость для общего исхода войны данных подразделений.

Когда и как появились штрафные роты и штрафные батальоны в Красной армии?

Весенне-летняя кампания 1942 года обернулась тяжелыми поражениями Красной армии. Наступление на Харьков не просто потерпело неудачу, а обернулось полным разгромом группировки советских войск. Убитыми, ранеными и пленными Красная армия потеряла около 500 000 человек. Гитлеровцам удалось захватить Крым, в начале июля 1942 года пал Севастополь. Немецкие войска устремились к Волге, захватывая всё новые и новые территории. 7 июля гитлеровцы ворвались в Воронеж, 23 июля пал Ростов-на-Дону. Отступление Красной армии, казалось, приняло необратимый характер. После выхода к берегам Волги и захвата Сталинграда Советский Союз лишался стратегических ресурсов и коммуникаций. Хуже того, прорвавшийся на Кавказ противник мог завладеть нефтепромыслами Грозного и Баку. Решающий успех гитлеровцев на Волге и на Кавказе был чреват вступлением в войну с СССР Японии и Турции, что превращало крайне тяжёлое положение в абсолютно катастрофическое.

В этих условиях 28 июля 1942 года был подписан Приказ Народного комиссара обороны СССР №227, вошедший в историю как приказ «Ни шагу назад!». Текст этого документа, возможно, впервые за войну говорит о том, что Советский Союз несет катастрофические потери: «Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жёны, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн населения, более 80 млн пудов хлеба в год и более 10 млн тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину».

Крайне жестко оценивается и ситуация, сложившаяся в войсках: «Часть войск Южного фронта, идя за паникёрами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьёзного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамёна позором. Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную армию, а многие из них проклинают Красную армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток».

Главная задача, которую был призван решить приказ 227, — привести армию в чувство и повысить дисциплину в частях. Для этого решено было воспользоваться немецким опытом, о чем прямо и говорится: «После своего зимнего отступления под напором Красной армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали далее около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на ещё более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи… Как известно, эти меры возымели своё действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой».

 

Чем штрафные батальоны отличались от штрафных рот?

Ответ на этот вопрос содержится в самом приказе номер 227. Штрафные роты предназначались для лиц рядового и сержантского состава, штрафные батальоны — для среднего и старшего комсостава.

Делалось это как для сохранения субординации даже среди провинившихся военных, так и по причине разной степени боевой подготовки. У офицерского состава, прошедшего военные училища, она, разумеется, была выше, чем у рядовых, а значит, штрафной батальон был в состоянии решать более сложные задачи, чем штрафная рота.

Приказ №227 предусматривал формирование в пределах фронта от 1 до 3 штрафных батальонов численностью до 800 человек и в пределах армии от 5 до 10 штрафных рот численностью 150-200 человек.

Удивительно, но создатели «Штрафбата» допускают грубейшую ошибку даже в этом элементарном вопросе. Штрафное подразделение, где вперемешку служат бывшие уголовники, офицеры и рядовые, просто не могло существовать в действительности.

За что попадали в штрафные подразделения Красной армии?

Главная причина — это нарушение воинской дисциплины. Изначально речь, в первую очередь, шла о проявлении трусости, отступлении без приказа и т. д. В дальнейшем в штрафбаты и штрафные роты отправляли лиц, виновных в утрате военного имущества и прочих воинских преступлениях, а также тех рядовых и командиров, которые совершили уголовные преступления в боевых условиях.

Правда ли, что в штрафные роты набирали уголовников?

Никакого специального набора уголовников в ряды Красной армии не было. Начиная с фильма «Место встречи изменить нельзя», где была показана трагическая история рядового Левченко, происходит путаница. Действительно, в годы войны лицам, осужденным за незначительные преступления, а также преступления средней тяжести, предоставлялась возможность вместо тюремного заключения «искупить вину кровью». Осужденный мог подать соответствующее заявление, которое рассматривалось компетентными органами. То есть право на искупление кровью еще надо было заслужить.

Как долго продолжалась служба в штрафных ротах и штрафных батальонах?

В отличие от штрафных подразделений вермахта, где наказание могло быть бессрочным, в Красной армии была верхняя граница — 3 месяца. Такой срок назначался лицам, которым за их преступления в обычных условиях полагалось 10 лет заключения. Лицам, осужденным за менее тяжелые преступления, мог быть назначен срок 2 месяца, либо 1 месяц.

Срок пребывания в штрафных подразделениях сокращался для тех, кто проявил личное мужество и был отмечен командованием либо получил ранение в бою. Существовало правило — если боец штрафной роты или штрафного батальона получил ранение, требующее госпитализации, он считался «искупившим кровью» и освобождался от дальнейшего наказания. Военнослужащие восстанавливались в прежних званиях, а у бывших уголовников погашались судимости.

В особых случаях бойцы штрафных подразделений по ходатайству командования могли быть представлены к награждению орденами и медалями.

Правда ли, что штрафными ротами и батальонами могли командовать сами штрафники?

Это еще одно грубейшее искажение действительности, допущенное авторами «Штрафбата». Лицо, наказанное службой в штрафбате, никем командовать не могло. Состав штрафных подразделений делился на постоянный и переменный. Переменным составом были сами штрафники, постоянным составом являлись командиры подразделений от взвода и выше, назначавшиеся из числа кадровых офицеров, политработники, штабные работники (связисты, писари и др.) и медицинский персонал.

Правда ли, что в штрафных подразделениях Красной армии отсутствовала воинская дисциплина?

Представление о пьющих штрафниках, хамящих командованию, устраивающих драки и насилующих мирное население — это нечто за гранью добра и зла. Дисциплина в штрафных подразделениях была строжайшей, и за ее малейшее нарушение следовало серьезное наказание. В такие части назначались самые надежные и устойчивые офицеры и политработники. Идеологическая обработка личного состава велась постоянно. Картины, представленные в сериале «Штрафбат», не отражают ничего, кроме полного незнания авторами темы.

Действительно ли штрафников расстреливали заградотряды НКВД?

Необходимо начать с того, что сама практика использования заградотрядов в тылу войск во избежание панического отступления ведет свою историю со времен античности.

В годы Великой Отечественной войны заградотряды существовали как в структуре Наркомата обороны, так и в НКВД. Появились они в самом начале войны. Согласно директиве Третьего управления Наркомата обороны СССР о работе в военное время, подвижные контрольно-заградительные отряды предназначались для задержания дезертиров; задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта; проведения предварительного расследования с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности. Отдельные стрелковые взводы, роты и батальоны при особых отделах НКВД дивизий, корпусов, армий и фронтов предназначались для борьбы с «дезертирами, трусами и паникерами». Эти подразделения, выставлявшие засады и дозоры «на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения», занимались «выявлением военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции». Согласно директиве, «всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала». В то же время «всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии».

«В особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте», — говорилось в документе. При этом, вопреки бытующему мнению, особисту приходилось отвечать за каждый подобный случай. Если выяснялось, что начальник особого отдела превысил свои полномочия, его самого ждал трибунал.

Как видим, заградотряды были созданы задолго до появления штрафных подразделений.

В приказе 227 предусматривалось создание новых заградотрядов: «2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».

В период с 1 августа по 1 октября 1942 года заградительными отрядами Донского фронта были задержаны 36 109 человек, из которых расстреляны 433, арестованы 736, направлены в штрафные батальоны 33, направлены в штрафные роты 1056, возвращены в свои части 32 933 человека.

Статистика по Сталинградскому фронту за тот же период: всего задержано заградотрядами 15 649 человек, из них расстреляны 278, арестованы 244, направлены в штрафные батальоны 42, направлены в штрафные роты 218, возвращены в свои части 14 833 человека.

Численность заградотрядов в принципе не предполагала создания сплошного фронта за основной линии обороны. Они выставлялись по решению командования за спиной у части, чья устойчивость вызывала наибольшие сомнения.

Задача массово расстреливать своих перед заградотрядами не ставилась, поскольку требовалось обратное — привести людей в чувство и вернуть в бой. Как видно из статистики, она вполне успешно решалась.

При этом штрафные роты и батальоны тут вовсе не упоминаются. Это объясняется просто — в тот период главным вопросом было удержание оборонительных рубежей, в то время как штрафников использовали во время наступательных операций.

Могли ли заградотряды оказаться за спиной у штрафных рот и батальонов? Да, если командование имело основания полагать, что штрафники морально неустойчивы и могут начать отступление.

Но никаких расстрелов целых рот не было и быть не могло, ибо, повторим, задача была обратной — вернуть людей в бой, а не помочь немцам в их уничтожении.

Правда ли, что сбежавшие из плена советские солдаты и офицеры попадали в штрафные части?

Бывшие военнопленные и лица, побывавшие в окружении, проходили проверку органами НКВД. Согласно опубликованным данным, к марту 1944 года через проверку в спецлагерях прошли 256 200 военнослужащих, из которых в ряды Красной армии вернулись 223 281 человек, в конвойные войска были зачислены 4337 человек, направлены в оборонную промышленность 5716 человек, убыли в госпитали 1529 человек, умерли 1799 человек, арестованы 11 283 человека, направлены в штрафные подразделения 8255 человек. Общее число лиц, попавших под репрессии (арестованных и направленных в штрафные подразделения), составляет 7,6% от общего числа.

Очевидно, что для того, чтобы угодить в штрафбат, нужно было вызвать у НКВД очень серьезные и обоснованные подозрения. Это, конечно, не исключает возможности ошибки, но не делает это явление массовым.

Действительно ли бойцы штрафных подразделений были обречены на смерть?

Потери в штрафных ротах и штрафных батальонах действительно были существенно выше, чем в обычных подразделениях. Это объясняется тем, что использовались они в наступлении, при котором потери всегда выше, чем в обороне, и на наиболее опасных направлениях.

Но то, что погибали все, — миф. Как уже говорилось, раненые и проявившие мужество покидали подразделение по иной причине — считалось, что они свою вину полностью искупили.

«Военных консультантов у нас практически не было потому, что, предвидя возможные к нам претензии, мы никого не хотели подставлять, решили всю ответственность взять на себя», — заявлял режиссер Досталь в интервью.

Можно констатировать, что авторы «Штрафбата» несут ответственность за создание фильма, полностью переворачивающего реальность войны. Спустя 15 лет после своего создания «Штрафбат» своей ложью отравляет сознание молодежи, рассказывая не о настоящей правде войны, а фантазиях, родившихся в головах авторов. Фантазиях, надо сказать, весьма грязных и недостойных.

АиФ

(Просмотрено 227, просмотрено сегодня 4)
Автор статьи: AMD
@Mail.ru