Политика. Власть. Общество.

Новости, которые вы ждали

Боливия без Моралеса. Почему никто пока не смог подхватить власть в этой стране

Дарья Юрьева — о том, что решение президента уйти в отставку не привело к разрешению политического кризиса

Политический кризис, который разгорелся в Боливии из-за подозрений в подтасовке результатов президентских выборов, привел к досрочной смене власти в этой стране. К концу третьей недели масштабных антиправительственных выступлений Эво Моралес, занимавший пост главы государства без малого 14 лет, был вынужден подать в отставку. Ожидалось, что его решение снизит напряженность и позволит избежать кровопролития. Однако эти надежды не оправдались. Сторонники Моралеса отказались признавать полномочия сенатора Жанин Аньес, взявшей на себя исполнение обязанностей президента республики до новых выборов. В Боливии продолжаются беспорядки, которые уже унесли жизни по меньшей мере десяти человек. А сам экс-президент, получивший убежище в Мексике, называет произошедшее в стране государственным переворотом и обещает продолжить политическую борьбу.

Референдум, на котором «победила ложь»

Истоки нынешнего кризиса следует искать в событиях 2016 года. Тогда по инициативе самого Моралеса в Боливии был организован референдум о возможности многократного переизбрания на пост главы государства, что ранее запрещалось конституцией. Боливийский лидер, представляющий левые силы, на тот момент пользовался среди сограждан широкой поддержкой, которая объяснялась успехами его экономической политики в сочетании с реализацией социальных программ помощи беднейшим слоям населения. По всей видимости, Моралес был уверен в своей победе. Однако результат плебисцита стал для него неприятным сюрпризом. С небольшим перевесом (51,3% против 48,7%) победили противники неограниченного переизбрания на президентский пост. Несмотря на поражение, Моралес не стал подыскивать себе преемника. Через несколько месяцев его однопартийцы объявили, что хотят выдвинуть главу государства кандидатом на президентских выборах 2019 года — вопреки результатам референдума. И Моралес поддержал это решение, заявив, что по итогам голосования «победила ложь», а значит, необходимо провести новый плебисцит.

До референдума дело не дошло. Вместо организации внеочередного голосования депутаты из проправительственной фракции обратились в Конституционный суд, состоящий в основном из сторонников боливийского лидера, с просьбой дать оценку действующему основному закону. Судьи ожидаемо отменили положение, запрещающее Моралесу еще раз претендовать на высший пост, назвав его «нарушающим право избираться и быть избранным».

Президент получил возможность вновь выставить свою кандидатуру. Однако тот факт, что глава государства фактически проигнорировал результаты народного волеизъявления, привел к снижению его популярности. Тем более что к тому моменту Моралес уже установил рекорд по длительности пребывания на посту главы Боливии — первый в истории страны президент, представляющий коренное индейское население, впервые вступил в должность в январе 2006 года.

Почему Боливия — не Венесуэла

Помимо пренебрежения итогами референдума позиции Моралеса пошатнула ситуация с лесными пожарами, бушевавшими в Боливии несколько недель назад. Правительство медлило с принятием необходимых мер, и в итоге на фоне критики в свой адрес президент лично отправился бороться с огнем, надев костюм пожарного. Такой шаг произвел эффект, противоположный задуманному: многие упрекали главу государства за ненужный маскарад, а также за использование драматических для страны событий в предвыборной агитации. Впрочем, у Моралеса оставались аргументы, способные склонить избирателей к голосованию за его дальнейшее пребывание у власти. По сравнению, например, с Венесуэлой, где массовые антиправительственные манифестации против левого правительства проходили на фоне углубления экономического кризиса и резкого снижения доходов населения, в Боливии ситуация казалась благополучной. Под руководством Моралеса южноамериканская страна, ранее считавшаяся одной из беднейших в регионе, стала демонстрировать значительные успехи в своем развитии.

По данным Всемирного банка, среднегодовой рост экономики в 2006–2018 годах составил 5%, что является одним из самых высоких показателей в Латинской Америке. Благодаря политике перераспределения ресурсов уровень бедности сократился с 60% в 2006 году до 34,6% в 2018 году. Процент населения, живущего в условиях крайней бедности, снизился с 8% до 2,5%, а показатель неграмотности населения в 2018 году опустился до 2,4% по сравнению с 13,3% в 2006-м. Даже в 2019 году, когда рост экономики в большинстве стран региона существенно замедлился, Боливия, по прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), могла рассчитывать на увеличение национального ВВП на 3,9% — самый высокий показатель в Южной Америке.

Экономические успехи позволяли Моралесу рассчитывать на переизбрание, однако необходимым для этого условием было отсутствие сильного оппонента и значительный отрыв по итогам голосования от других кандидатов. По данным всех социологических опросов, в случае второго тура действующий президент гарантированно проигрывал сопернику из правого лагеря. Предвыборный штаб главы государства мобилизовал все силы для того, чтобы добиться его победы уже на первом этапе голосования.

Добровольная отставка или государственный переворот

Президентские выборы в Боливии прошли 20 октября. Первые предварительные результаты, полученные после подсчета 83,76% голосов, были обнародованы спустя четыре часа после закрытия участков. Они свидетельствовали о том, что в стране состоится второй тур голосования, в котором примут участие Моралес и кандидат от правой оппозиции, экс-глава государства Карлос Меса. Однако действующий президент, комментируя эти данные, заявил, что не подсчитанные на тот момент голоса жителей сельских районов гарантируют ему победу уже в первом туре. После этого Высший избирательный суд Боливии (аналог ЦИК — прим. ТАСС) неожиданно приостановил обработку бюллетеней. 22 октября, после значительного перерыва, он опубликовал новые данные, согласно которым Моралес набирал необходимое количество голосов для победы в первом туре. После оглашения этих результатов в стране вспыхнули протесты, так как пауза в публикации итогов голосования вызвала подозрения в их подтасовке. Меса заявил, что не признает победу своего соперника в первом туре. В свою очередь Моралес объявил в Боливии режим чрезвычайного положения и обвинил оппозицию в попытке организовать государственный переворот.

После этих слов политический кризис только усугубился. В нескольких городах Боливии были отмечены столкновения сторонников оппозиции с представителями правоохранительных органов, а также с боливийцами, поддерживающими действующую власть, — многие из них, как и Моралес, были представителями коренного индейского населения. Страна оказалась на пороге гражданской войны. Появились первые жертвы, причем все погибшие были сторонниками оппозиции.

Пытаясь вернуть ситуацию в мирное русло, Моралес согласился на проверку подсчета голосов, организованную наблюдателями от Организации американских государств. Когда ее результаты выявили многочисленные нарушения, допущенные Высшим избирательным судом, глава государства объявил о намерении провести новые, повторные выборы. Но и эта уступка оказалась запоздалой. Полицейские в крупных городах начали переходить на сторону протестующих.

Переломным моментом в развитии политического кризиса стало заявление командования вооруженных сил, призывающее Моралеса уйти в отставку. Боливийский лидер понял, что лишился поддержки армии, и принял решение покинуть свой пост. При этом, несмотря на добровольное сложение полномочий, он продолжил называть происходящее в стране государственным переворотом.

Безвластие и полемика вокруг и.о. президента

Когда Моралес объявил о сложении полномочий, его примеру последовал и вице-президент страны Альваро Гарсиа Линера, а затем — министры, чиновники и парламентарии от правящей левой партии «Движение к социализму». В Боливии образовался беспрецедентный вакуум власти. Дело в том, что среди прочих в отставку подали спикер Сената Адриана Сальватьерра и председатель палаты депутатов Виктор Борда, которые были следующими в очереди претендентов на пост и.о. главы государства после вице-президента. Дальнейший порядок перехода должности не прописан в боливийских законах, однако второй вице-спикер сената Жанин Аньес, представляющая оппозицию, заявила, что возьмет на себя исполнение обязанностей президента, так она должна занять место председателя верхней палаты после отставки Сальватьерры и ее первого заместителя. 13 ноября, после двух дней полного безвластия в стране, Аньес объявила себя и.о. президента. Только вот обстоятельства, при которых она принесла присягу, позволили сторонникам Моралеса и некоторым зарубежным правительствам поставить под вопрос легитимность ее полномочий. Дело в том, что верхняя палата парламента Боливии не смогла собрать кворум для проведения внеочередного заседания, созванного для обсуждения политического кризиса и избрания и.о. главы государства. Несмотря на это, Аньес заявила, что берет на себя обязанности президента, и пообещала как можно скорее провести новые выборы главы государства.

В сложившейся ситуации Моралес не упустил возможности заявить о нелегитимности новой главы государства. По его словам, Аньес провозгласила себя и.о. президента «без кворума законодателей, в окружении сообщников и при поддержке вооруженных сил и полиции, которые подавляют народ». Позицию бывшего президента поддержали и его верные сторонники, в первую очередь — представители коренного индейского населения, а также производители коки, всегда поддерживавшие Моралеса, — до начала политической карьеры он сам являлся профсоюзным деятелем и работал в этой сфере. Вице-президент шести федераций производителей коки Андронико Родригес пообещал, что его единомышленники выйдут на улицы и будут оставаться там «до того момента, пока не вернется» Моралес.

В то же время вооруженные силы Боливии и Конституционный суд заявили о легитимности нового лидера. Среди иностранных государств одними из первых полномочия Аньес признали США, Бразилия и Великобритания. Венесуэла, в свою очередь, заявила, что Аньес узурпировала власть.

Улететь, чтобы вернуться?

Сразу же после своей отставки Моралес утверждал, что не покинет Боливию, так как у него «нет для этого причин» и он «ничего не украл». Однако позднее Моралес передумал и принял предложение, поступившее от дружественного левого правительства Мексики. Прилетев в Мехико, политик заявил, что на родине ему грозила смертельная опасность — неизвестные лица якобы пытались подкупить его охранников за $50 тыс. Моралес также дал понять, что не намерен всю оставшуюся жизнь провести в изгнании. «Пока я жив, борьба продолжается», — сказал он. Эти слова воодушевили сторонников политика, оставшихся в Боливии. В частности, Адриана Сальватьерра, которая ранее подала в отставку с поста спикера верхней палаты парламента, заявила, что возвращается на свой пост и «будет бороться за восстановление демократии в стране». Вместе с другими членами партии «Движение к социализму», которую возглавляет Моралес, она прорвалась через полицейские кордоны в здание законодательного органа, где провела заседание в отсутствие депутатов, являющихся противниками экс-президента. А в это же самое время Аньес как и.о. главы государства назначала новых министров и меняла руководство национальных вооруженных сил.

Таким образом, на фоне продолжающихся уличных протестов в Боливии сложилась ситуация двоевластия, при которой парламент не признает легитимность нового правительства, а правительство — полномочия парламента. Новый виток политического кризиса осложняется еще и тем, что законодательный орган так и не проголосовал по вопросу утверждения отставки президента и вице-президента страны. Сам Моралес в четверг заявил газете Pais, что из-за этого процессуального упущения именно он все еще является законным главой государства.

Однако давать интервью прессе бывшему боливийскому лидеру теперь приходится, находясь в изгнании в Мексике. Кстати, у этой страны имеется богатый опыт предоставления убежища опальным левым политикам — например, Льву Троцкому. А еще именно из Мексики братья Фидель и Рауль Кастро вместе с Че Геварой на яхте «Гранма» отправились в 1956 году свергать кубинского диктатора Фульхенсио Батисту. Интересно, чью судьбу повторит Моралес? Они такие разные…
ТАСС

(Просмотрено 15, просмотрено сегодня 2)
Автор статьи: Irina
@Mail.ru