На первый взгляд, визит президента Эрдогана в США не дал никаких результатов. Собственно, так и ожидалось. Можно сказать, что лидеры повторили известные нам заявления. Но когда мы присматриваемся внимательнее и пытаемся прочесть между строк, возникает иная картина.

Самой большой проблемой, вызывающей напряженность между Анкарой и Вашингтоном, являются вовсе не Отряды народной самообороны (YPG) или террористическая организация Фетхуллаха Гюлена (FETÖ), не то, что террориста Мазлума Кобани (Mazlum Kobani, командующий «Демократическими силами Сирии» — прим. пер.) называют в Вашингтоне «генералом», не безопасная зона в Сирии и не оскорбительное письмо Трампа. Главная проблема — ракеты С-400.

Президент США вынес эту тему на пресс-конференцию и заявил, что С-400 создают проблемы. Одним словом, Вашингтон говорит: «Купили, но не активируйте, не распаковывайте»! А что будет, если Турция все-таки введет системы в строй? Начнут действовать тяжелые санкции. Законопроект о санкциях лежит перед Сенатом. Когда ракеты будут развернуты, он будет одобрен даже не с высокой, а со стопроцентной вероятностью.

Еще недавно, до встречи Эрдогана и Трампа, в Анкаре были следующие настроения: Сенат одобрит законопроект о санкциях, но Трамп ветирует его или сделает послабления по жизненно важным пунктам. Однако Трамп был настроен иначе. Американский лидер дал понять, что не промолчит в ответ на развертывание ракет в Турции, — он согласен с сенаторами в этом вопросе, и в принципе эту позицию обозначил.

Надо учитывать, что голова Трампа сейчас занята процессом импичмента, в следующем году должны состояться президентские выборы! Трамп и пальцем не пошевелит в пользу Турции.

Но, кажется, была найдена некая промежуточная формула. Было принято решение о создании комиссии с участием советников по национальной безопасности для разрешения проблемы С-400. Эта комиссия и займется поиском решения.Сколько времени на это уйдет? Точных сроков нет! Анкара объявляла о намерении активировать ракеты в апреле следующего года. Найдет ли комиссия решение проблемы до этого времени? Едва ли. К тому же, если какой-то вопрос поручен комиссии, значит решение не ищется, и это всего лишь попытка выиграть время.

Проблема С-400 так и будет сохраняться. Мы подождем выборов в США. В случае ухода Трампа мы будем вести переговоры с новым президентом.

Что касается YPG, отведение этих сил от нашей границы на 30 километров — это тема, по которой мы должны препираться с Россией, а не с США, поскольку США оставили этот регион русским.

YPG вместе с основными силами (включая те, что были размещены в горах и на границе) отошли на юг. Остались гражданские ополченцы в деревнях.

Когда Эрдоган находился в Белом доме, министр обороны США Марк Эспер, отвечая на вопросы журналистов, заявил, что США продолжат оказывать помощь «Демократическим силам Сирии» (80% которых составляют YPG). США, очевидно, не изымут тяжелое оружие, хотя включили такой пункт в текст договоренностей, но что еще хуже, будут поставлять им новые вооружения.

США по-прежнему рассматривают YPG как важную силу для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Разумеется, ИГИЛ — только предлог, США желают сохранить / использовать YPG в качестве вооруженной локальной силы против Ирана.

Вы спросите, а как же экономические санкции? Их судьба зависит от С-400. От этих ракет зависит судьба не только санкций, но и истребителей F-35.

Хорошо, но есть ли прогресс по таким вопросам, как экстрадиция Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), дело «Халкбанка» (Halkbank)? Все эти проблемы остаются на своих местах в морозильной камере.

Таково краткое резюме визита Эрдогана в Вашингтон.
ИНОСМИ.РУ