Имя бывшего генерального прокурора Украины Юрия Луценко звучит в ходе процедуры по импичменту в Конгрессе США чаще, чем остальных украинских политиков. Хотел он того или нет, но Луценко стал ярким фигурантом Украинагейта.Заклятые друзья Мари и Юрий

На открытых слушаниях в Палате представителей 15 ноября бывший посол США на Украине Мари Йованович заявила, что министр внутренних дел Украины Арсен Аваков сообщил ей в феврале 2019 года, что Луценко, а также адвокат президента США Рудольф Джулиани через своих помощников Льва Парнаса и Игоря Фрумана хотят отстранить её от должности. Она была в курсе общения Луценко и его предшественника Виктора Шокина с Джулиани. Дипломат считает, что Луценко координировал с адвокатом президента США свои действия в «продвижении фальшивых обвинений» против бывшего вице-президента США Джо Байдена и его сына Хантера, который входил в совет директоров нефтегазовой компании Burisma.

В интервью изданию «Украинская правда», опубликованном 18 ноября, Луценко заявил, что Йованович солгала во время выступления, а именно: сказала, что он обратился в американское посольство с просьбой организовать встречу с генеральным прокурором США, но не предоставил никаких документов о том, что именно хочет обсудить с коллегой. Бывший генеральный прокурор Украины показал письмо, датированное 28 октября 2017 года. Речь шла о возвращении $7 млрд, выведенных, по его словам, «преступной организации Януковича» через 10 офшорных зон в США.

На вопрос Джулиани, который он задал при личной встрече, почему он думает, что американская дипмиссия в Киеве не будет помогать в этом деле, Луценко ответил, что Йованович заняла деструктивную позицию.

«Она пыталась контролировать правоохранительную систему Украины. В рамках официального дела СБУ, согласно предоставленному украинским судом решению, мы установили, что работники НАБУ официально сливают процессуальную документацию в американское посольство. Они передают им подозрения, информацию о следственных действиях, справки об уголовных производствах, включая Burisma. Моя позиция в том, что посольство хотело контролировать ГПУ так же, как оно контролировало деятельность НАБУ», — сказал бывший глава ГПУ.

По словам Луценко, Джулиани показал ему письмо, подписанное госсекретарём, об увольнении Йованович ещё за год до той встречи, но документ, как он сказал, «потерялся» и к президенту США так и не попал.

«Он мне показывал копию этого письма, фото, показывал, как они вручают копию своему президенту. То есть разговоры о том, что я хотел «сбивать» Йованович, бессмысленны. У меня действительно с ней не сложились отношения. Это единственный посол западных стран, а тем более США, с которым у меня не сложились отношения», — заявил он.

Джулиани как последний мостик между Киевом и Вашингтоном

Как сообщил 13 ноября на слушаниях в рамках процедуры импичмента заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Джордж Кент, Луценко с мая 2018 года регулярно летал в Америку на встречи с Джулиани, чтобы единым фронтом выступить против Мари Йованович, директора Национального антикоррупционного бюро Украины Артёма Сытника, Джо и Хантера Байденов.

В интервью Луценко рассказал, что на тот момент, когда у него иссякли официальные возможности наладить отношения со Штатами, к нему пришла лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко, примерно осенью 2017 года, и сказала, что встречалась с Джулиани, тот спросил, какая ситуация вокруг компании Burisma на Украине, а она ответила: «Да тут у меня знакомый генпрокурор, я всё организую». После этого Тимошенко предложила Луценко: «Если ты хочешь, то можно людям помочь. Если что, то мой человек там в Вашингтоне тебе поможет».

Но генпрокурор отказался от помощи, заявив, что справится сам и партийными активистами не пользуется.

«После того ко мне приходит один из моих региональных прокуроров и говорит, что его знакомые передают пожелания Джулиани встретиться со мной в Нью-Йорке. Это был тогдашний прокурор Крыма Мамедов. Перед этим он был прокурором в Одессе и там как-то познакомился с одним из двух советников Джулиани. Или Фруман, или Парнас — не знаю, честно говоря, с кем он там лично знакомился. Но один из них через Мамедова нашёл контакт, и так господин Джулиани пригласил меня на встречу. Для меня это не было удивлением, потому что с господином Джулиани я встречался ранее», — добавил Луценко.

Он рассказал, что познакомился с Джулиани и бизнесменом Джорджом Соросом на международной конференции, организованной олигархом Виктором Пинчуком в отеле Hyatt. Генеральному прокурору Украины первый был интересен не как личный адвокат президента США, а как бывший прокурор Нью-Йорка, и он мог посоветовать, как можно сдвинуть дело о семи миллиардах с мёртвой точки.

По словам Луценко, встретиться с Джулиани он смог лишь с четвёртой попытки: то ему нужно было выступить перед Верховной Радой с отчётами по делам бывшего депутата Надежды Савченко и бывшего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили, то он долетел до Амстердама, а самолёт до Штатов отменили. После Нового года, получив ещё одно устное приглашение, глава ГПУ взял отпуск и вместе с младшим сыном полетел в Нью-Йорк, где за четыре дня провёл три встречи с адвокатом президента.

Луценко посетовал, что ему не дают пообщаться с американским коллегой, на что Джулиани сказал, что скоро в США назначат нового генерального прокурора, и уже с ним тот сможет поделиться информацией. В конце разговора адвокат спросил, не хочет ли глава ГПУ пообщаться с Трампом по телефону, но тот ответил отказом, чем очень удивил своего собеседника.

«Я сказал: «Смотрите, будет официальный визит — я с удовольствием встречусь. По телефону я не очень хорошо говорю по-английски и не очень хорошо понимаю беглое американское произношение». Во время Майдана я отказался от разговора с Байденом, тогда вице-президентом. А сейчас отказался от разговора с Трампом, потому я никогда не «гулял по понтами». Речь идёт о работе», — заявил Луценко.

Американцу не понять украинское законодательство

Конечно, на встрече речь не могла не зайти о возможности расследования деятельности Burisma украинскими правоохранительными органами. Луценко объяснил, что ещё в 2014 году Виталий Ярема, будучи генеральным прокурором Украины, возбудил уголовное дело против компании, а уже при Викторе Шокине эти дела группировались по трём ключевым направлениям:

1) злоупотребление должностными лицами для хищения: как лицензию компании бывшего министра экологии и природных ресурсов Украины Николая Злочевского в неустановленном порядке выдали его же подчинённые;

2) отмывание средств и неуплата налогов: чтобы не платить 30% налогов с прибыли, Burisma занижала прибыль;

3) об отмывании персонально Злочевским ещё задолго до прихода Хантера Байдена в Burisma: он получил $35-36 млн от продажи некоего имущества.

«Считалось, что они незаконны, отмытые, и вокруг этого также происходили действия. Действия происходили настолько плохо, что работники ГПУ времён Шокина то «очень случайно» предоставили справку адвокатам Злочевского, что у него нет подозрения, — это был первый аргумент в Лондонском суде. А потом «очень случайно» не успели перевести ответ английским коллегам. И в результате Лондонский суд, рассмотрев дело и эти две бумажечки, признал Злочевского невиновным», — уточнил Луценко.

По его словам, в декабре 2015 года Шокин передал в НАБУ первые два дела. По первому, как сообщил руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины Назар Холодницкий, детективы НАБУ не провели никаких следственных действий, поэтому он был вынужден закрыть его. Второе вернули в ГПУ, и осенью 2016 года, когда ведомство уже возглавил Луценко, Burisma по итогам расследования заплатила в виде налогов и штрафов 180 млн гривен (около 465 млн рублей), после чего производство было закрыто.

Выслушав эту информацию, Джулиани спросил, можно ли на Украине возбудить дело против иностранцев, входящих в совет директоров Burisma, среди которых, кроме Хантера Байдена, бывший президент Польши Александр Квасьневский и Девон Арчер, совместно с Байденом-младшим и пасынком бывшего госсекретаря США Джона Керри основавший частный инвестиционный фонд, который получал деньги из Китая.

Луценко ответил, что не видит в их действиях нарушения закона, потому что на Украине любая выплата членам наблюдательного совета законна. Более того, компания зарегистрирована на Кипре, а проплаты идут через Латвию.

После этого Джулиани показал на телефоне видеозапись, на которой Джо Байден рассказывал, как выдвинул ультиматум Петру Порошенко: если он не уволит Шокина с поста генерального прокурора до отъезда вице-президента США из Киева, то не получит кредит от Вашингтона в размере $1 млрд.

«Джулиани с хитрой улыбкой спрашивает меня: «Ну, мистер прокурор, что Вы об этом скажете? Он себя задокументировал?» Я говорю: «It seems to me, yes» — кажется мне, что да. Он говорит: «Ну, а против этого Вы готовы возбудить дело?» А я говорю: «Нет, не готов». Потому что если здесь имеет место превышение своих полномочий американским топ-чиновником, то это неподследственность Украины», — рассказал Луценко.

Он объяснил, что в таком случае американские власти могут либо направить в Киев официальный запрос (как по делу бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко), либо создать совместную следственную группу (как по крушению MH-17 в районе села Грабово 17 июля 2014 года).

Кроме того, не мог Джулиани не спросить, есть ли у главы ГПУ какая-либо информация о возможном вмешательстве Украины в американские президентские выборы 2016 года.

По словам Луценко, Виктор Трепак, будучи первым заместителем главы СБУ, передал «амбарную книгу» Партии регионов, якобы полученную от консьержки, в НАБУ, объявил об этом и предостерёг от разглашения её содержания.

«Дальше господин Холодницкий официально запрещает разглашать эти материалы. И несмотря на этот запрет прокурора, Сытник на вопрос американского журналиста подтверждает: «Да, Манафорт есть в списках». Зная то, что фамилия есть, а подписи нет. Напротив фамилии Манафорта стоит сумма и подпись действующего народного депутата Украины, установленного экспертизой. А потом Холодницкий спросил Сытника: «Зачем ты это сделал?» Он говорит: «Я хочу помочь Хиллари», — продолжил бывший глава ГПУ.

Естественно, рассказы американских и украинских политиков об одной и той же ситуации будут отличаться, потому что каждый из них, во-первых, смотрит на неё со своей колокольни, а во-вторых, пытается использовать её в собственных интересах.

Джулиани как соратник Трампа хочет выставить украинцев в свете сообщников Хиллари Клинтон и тем самым снизить шансы демократов на победу на выборах-2020, а также отбелить репутацию действующего президента-республиканца, которого обвиняли в сговоре с Россией, что в результате расследования не подтвердилось.

Луценко же, оказавшись не просто за бортом большой политики после проигрыша Порошенко, а под угрозой стать фигурантом уголовного производства как представитель предыдущей власти, пытается предстать перед публикой как борец за национальные интересы Украины.

Кто в итоге добьётся своего, станет понятно по мере расследования в рамках импичмента.
Украина.ру