Аналитики Райффайзенбанка оценили приток капитала в Россию из-за угрозы санкций

Опубликовано в автором 0 комментариев

 

По их расчетам, он мог составить $5 млрд. Однако не все эксперты уверены, что дело в санкциях

«Санкционный» приток капитала в январе мог составить около $5 млрд, говорится в обзоре Райффайзенбанка. В январе приток средств на банковские счета физических и юридических лиц составил $12,7 млрд, из которых $11,6 млрд перевели корпорации, пишут аналитики банка. Поступившая ликвидность осела на корсчетах в иностранных банках, а не стала источником для роста кредитования.

В сравнении с сальдо текущего счета в январе (профицит $12,8 млрд, из которых $4,5 млрд ушло с интервенциями Минфина) такое поступление средств корпораций в банковскую систему выглядит нетипично высоким, отмечается в обзоре. Профицит $12, 8 млрд по текущему счету минус $4,5 млрд по интервенциям Минфина – остается $8,3 млрд. «Это максимум, что могло прийти на счета корпораций в отсутствие изменений по внешнему долгу, – объсняет автор обзора, аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. – Но по банковской статистике мы видим, что на счета корпоративных клиентов пришло $11,6 млрд. Еще $1 млрд притока обеспечили физлица. Разница между $12,6 и $8,3 млрд – это нетипичный приток, который на самом деле мог быть еще выше».

Такая ситуация могла быть вызвана опасениями персональных санкций «у ряда российских предпринимателей (присутствующих в «кремлевском списке»)», – пишут аналитики Райффайзенбанка: по их мнению, из-за угрозы санкций компании или физлица переводили средства в Россию, а затем размещали их в банках или конвертировали валюту в рубли для покупки гособлигаций.

Другие эксперты с выводами Райффайзенбанка не согласны. «Говорить о том, что такой приток нетипичен для января, можно разве что в контексте последних двух лет, да и в этом году цены на нефть гораздо выше, чем в начале прошлого года. Около 40% профицита текущего счета приходится на I квартал, это обычная сезонность, на фоне которой и возникают большие притоки валюты, потом этот избыток начинает рассасываться. В основном приток от главных экспортеров — энергетических компаний», — говорит главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников.

«В январе 2017 г. приток на счета компаний был $11 млрд, в январе 2018 г. – тоже $11 млрд. В январе 2016 г. было $2 млрд. Версия опасения санкций не подходит», – говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В прошлом году таких ожиданий не было, первое полугодие, наоборот, было очень радужным, поскольку все ожидали ослабления санкций, а притоки, тем не менее, были такими же, указывает она. Орлова считает, что притоки этого года связаны с разовыми сделками крупнейших энергетических компаний.

Ситуации прошлого года и этого года — разные, возражает Порывай: в январе прошлого года закрывалась сделка по приватизации «Роснефти», российские банки предоставили итальянскому «Интеза» кредит, а тот выдал кредит консорциуму катарского фонда и Glencore, чтобы он купил акции «Роснефти» у «Роснефтегаза». В итоге, с одной стороны, увеличился кредит российских банков иностранным, с другой — «Роснефтегаз» вернул полученные средства на счета. Поэтому ситуации прошлого года и этого года — разные», — говорит Порывай.

В конце января минфин США опубликовал список близких к Кремлю российских чиновников и бизнесменов. Само по себе попадание в «кремлевский доклад» не грозило фигурантам санкциями, однако в феврале министр финансов США Стивен Мнучин объявил о подготовке санкций в отношении попавших в список лиц.

Подготовка доклада со списком близких к Владимиру Путину чиновников и бизнесменов была предусмотрена законом «О противостоянии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который президент США Дональд Трамп подписал в августе 2017 г. Закон предусматривает возможность ужесточения антироссийских санкций.

Не только Райффайзенбанк

О нетипично высоком притоке капитала из-за границы в январе говорили Sberbank Private Banking и УК «Альфа-капитал». За пару недель января приток средств в подразделении корпоративно-инвестиционного бизнеса группы Сбербанка вырос в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, рассказала руководитель Sberbank Private Banking Евгения Тюрикова. Цифр она не назвала, сказав лишь, что речь идет о сотнях миллионах долларов. Санкционная тематика, «безусловно, наложила отпечаток» на рекордный приток средств в «Альфа-капитал» в январе и начале февраля, говорила руководитель УК Ирина Кривошеева.
ВЕДОМОСТИ

@Mail.ru