Новая система формирования элиты в России пытается решить серьезную проблему


Ирина Алкснис

В России в сфере строительства и формирования элит идут настолько масштабные процессы, что их осмысленный и целенаправленный характер, казалось бы, должен быть очевиден любому. Но практика показывает, что это не так. Большинство, похоже, не замечает происходящего.

А раз так, то стоит поговорить об этом подробнее. Начать, пожалуй, имеет смысл с самоцитирования:

«В России государством реализуется масштабный проект по созданию принципиально новой элитарной системы, которая бы отвечала вызовам времени, была бы эффективной, адаптивной и при этом устойчиво воспроизводила себя из поколения в поколение.

Основные ее черты очевидны: смешанный наследственно-эгалитарный характер, жесткий отбор для представителей любого класса и обкатка претендентов в непростых условиях, в том числе с прямым риском для жизни».

Итак, рассмотрим три главных фактора в создающейся системе: отбор в высокопоставленных кругах (условной – пока – наследственной элите), отбор в более низких социальных группах и обкатка отобранных претендентов в «полевых» условиях.

После 30 лет капитализма в России произошло отрезвление существенной части состоятельных и высокопоставленных людей в стране – отрезвление относительно двух важнейших вещей.

Во-первых, пришло осознание, что жизненные и бизнес-модели «заработали/наворовали в России и уехали навсегда жить в цивилизованный мир» и «живем в Европах, а деньги капают из России», на которые ориентировалась российская элита больше 20 лет (а на самом деле еще больше, поскольку слабость к Западу российские высокопоставленные круги питали веками), не работают. По многим причинам, которые уже неоднократно обсуждались, а в последнее время стали совершенно очевидны.

Но суть неизменна: попытки реализовать эту модель приводят к потере денег и статуса, в самом лучшем случае в следующем поколении, то есть через 20–30 лет, а в худшем – прямо сейчас, в течение нескольких лет.

В результате российская элита встала перед необходимостью национализации. Это означает, что, если люди хотят, чтобы их род, их дети, внуки и правнуки продолжали из поколения в поколение занимать высокое положение в обществе и быть состоятельными людьми, они должны жить и работать в России. Самые умные и дальновидные люди поняли это уже некоторое время назад и быстрее прочих приняли эту стратегию на вооружение.

Во-вторых, к российской элите пришло осознание, что сохранение семьей высокого статуса возможно, только если следующее поколение окажется способным сохранить и преумножить заработанное отцом-основателем. А вот с этим у очень многих возникли серьезные проблемы.

Неслучайно многие богатейшие бизнесмены России признаются, что им некому передать созданный бизнес, даже если у них есть дети. Те просто не потянут такую нагрузку и ответственность и очень быстро потеряют все заработанное их родителями. В результате понимание, что детей надо воспитывать, готовить к грядущей ответственности и давать образование, которое позволит им продолжить начатое дело, также возникло – если не у всех, то у многих.

Однако дети из высокопоставленных семей пока не составляют существенной части тех, кто стремится к вершинам власти в стране. Одни – потому что усвоили приоритеты предыдущего поколения и связывают свою жизнь исключительно с Западом. Другие – потому что не хотят ничего, кроме как жить беззаботной жизнью богатых наследников. Третьи – потому что, может быть, и хотели бы, но не обладают необходимыми качествами для этого – просто не тянут.

В результате группа «наследников», которые всерьез делают карьеры в России (как в бизнесе, так и на госслужбе) и при этом демонстрируют необходимые для этого качества (образование, работоспособность и т. д.), весьма невелика. А публичных фигур и вовсе по пальцам можно пересчитать: сыновья Чайки, Иванова, Патрушева, Ротенбергов, Тимченко, еще несколько имен…

Но это только пока.

Стоит отдавать себе отчет, что вскоре эта ситуация изменится и в возраст войдет новое, куда более многочисленное поколение наследников, чьи высокопоставленные родители осознали реалии и ныне целенаправленно готовят своих детей к жизни и карьере в России.

Можно сколько угодно возмущаться, но стоит признать реальность: дети высокопоставленных родителей всегда и везде имеют более выгодные условия для карьерного успеха. Пытаться бороться с этим можно, но, как показывает практика, бесполезно – результата все равно не будет.

Однако у системы наследственной элиты есть очевидная и очень серьезная проблема: она склонна к вырождению.

Более того, всегда существует риск того, что благодаря семейным связям по иерархической лестнице удастся подняться тем «наследникам», чьи способности и личные качества очевидно не соответствуют предъявляемым на этом уровне требованиям. И ладно если это будет только руководство бизнесом, который в итоге разорится и сменит владельца. Куда сложнее ситуация, если таких людей станет слишком много в системе госуправления, это будет очевидной и серьезной угрозой для страны в целом.
В этой ситуации встает закономерный вопрос: чем можно уравновесить влияние семейных денег, связей и статуса, которые всегда стоят за наследниками? Как сделать так, чтобы элита не закрывалась в своем безмятежном благополучии, превращая систему – и страну в итоге – в загнивающую трясину с некомпетентным руководством?

Именно для решения этой задачи в России формируются – и во многом уже сформированы – новые и довольно остроумные социальные лифты для выходцев из любого социального слоя.

Неужели кто-то думает, что все эти инициативы – от образовательного центра «Сириус» до ежегодного конкурса «Лидеры России» – государство реализует по доброте душевной?

Государство в России ведет широкий, но очень жесткий отбор кадров для себя. Причем ума и таланта ему недостаточно. Претенденты (от 10-летних детей до 40-летних дяденек) должны помимо этого демонстрировать отличную работоспособность, энергию и впечатляющие пробивные качества, поскольку только благодаря им можно пройти все необходимые фильтры и «попасть в обойму».

В результате государство в России неспешно, но неуклонно формирует пул из сотен (а скорее даже тысяч) крайне незаурядных и откровенно выдающихся личностей, многие из которых в итоге окажутся вовлечены в систему, причем на важнейшие позиции. И их социальное происхождение будет при этом совершенно неважно.

Но и это еще не все.

Есть еще такой фактор (о котором я уже писала), как развернутая сеть кадетских корпусов, которые представляют собой не что иное, как систему подготовки государством служивого сословия. А это ежегодно тысячи молодых людей, у которых помимо отличного и заточенного именно на госслужбу образования и воспитания будет еще одно важное преимущество: корпоративная сплоченность, закаленная годами совместной жизни в кадетском пансионе.

В результате очень скоро (приблизительно как раз тогда, когда в бизнес и власть придет новое поколение «наследников») у государства будет «армия» выходцев из обычных семей, готовых штурмовать карьерные высоты. Среди них будут выдающиеся таланты, «зубастые акулы» менеджмента и тысячи среднестатистических чиновников с «маленьким» тузом в рукаве в виде кадетской спайки и «своих» в любой структуре и на любом уровне.

Другие материалы автора
Власти могут что-то «забыть», но общество им напомнит
Украина успешно продвигает свой новый имидж европейской Либерии
Мир наблюдает крушение западной схемы формирования элиты
В этой ситуации ответ на вопрос «Что сильнее – семейные связи и деньги или талант, «зубастость» и корпоративная сплоченность?» становится куда менее очевидным.
Но и это еще не все.

Помимо создания механизма жесткой элитарной конкуренции государство в России создает еще один важный инструмент проверки претендентов на прочность.

Проблема заключается в том, что среднестатистический современный человек редко подвергается суровым испытаниям. В наше время мальчик может вырасти и стать взрослым (и даже зрелым) мужчиной, так ни разу и не столкнувшись с реалиями, которые формировали мужчину еще совсем недавно – от тяжелого физического труда до службы в армии. Да даже драки среди мальчишек становятся все менее распространенными, а они, как ни крути, тоже веками закаляли характер и формировали их личность.

Попадая же в высокопоставленные круги, в наше время человек попадает в еще более комфортную и безопасную среду.

Печальные результаты такого положения вещей стали все более наглядно проявляться в последние годы, особенно в Европе, где решения о судьбах мира принимают люди, лично никогда в жизни не подвергавшиеся реальным испытаниям, не ходившие по краю, не знающие на собственном опыте, каково это, когда твоя жизнь висит на волоске.

Именно эту проблему пытается в массовом порядке решить новая система формирования элиты в России. Служба в армии – хотя бы год призывной – становится обязательной во все большем количестве сфер.

При этом совсем не случайно в российской элите сформировался такой феномен как siloviki, как выражаются западные исследователи. Люди с обширным опытом службы в военных и специальных структурах, особенно с риском для жизни, действительно получают дополнительный бонус к своему резюме.

Но полностью заполнить органы государственной власти людьми с боевым опытом физически невозможно. Поэтому создаются специальные инструменты, которые должны подвергать претендентов повышенным нагрузкам, пусть даже искусственно созданным, которые проверяют их на прочность.

А вы думали, что претенденты в губернаторы в прошлогоднем видео просто так со скалы прыгали?

А ведь это только малая часть испытаний, которые ныне целенаправленно организуются претендентам на высокие посты.

Насколько удачной и успешной окажется создаваемая ныне в России система отбора и подготовки элиты, вопрос открытый. История показывает, что невозможно предусмотреть все «кочки», проблемы и уязвимости.

Тем не менее стоит отдать должное российской власти, которая пытается разорвать порочный круг предыдущих исторических эпох и создать устойчивую и эффективную систему формирования и воспроизводства национальной элиты.

https://vz.ru/opinions/2018/6/14/927665.html

Рубрика: Новости
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 голосов, средний рейтинг: 1,00 из 5)
Загрузка...
@Mail.ru